Tags: человек

молоточек

Определение понятия труда

ТРУД, в непосредственном смысле этого слова есть процесс, совершающийся между человеком и природой, в котором человек своей деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой.
Т. сыграл решающую роль в процессе формирования человека. История развития человека устанавливает, что важнейшие моменты в процессе превращения обезьяны (вымершей переходной формы) в человека, а именно: разделение функций между руками и ногами, развитие органов речи и образование членораздельной речи, постепенное превращение мозга обезьяны в более развитый и совершенный мозг человека и на этой основе развитие и усовершенствование всех чувств и их органов в совокупности — явились продуктом Т. С другой стороны, с появлением орудий Т. сам Т. становится богаче и многостороннее, благодаря чему создаются условия для новых важных шагов в развитии человека. Таким образом, Т. развивается вместе с развитием самого человока.
В процессе труда сам человек противостоит веществу природы как сила природы. Приводя в движение, целесообразно используя свои органы: руки, ноги, голову, человек присваивает вещество природы в форме, пригодной для своей жизни. Воздействуя на внешнюю природу и изменяя её, человек вместе с тем изменяет и свою собственную природу.
В своей развитой форме Т. отличается от инстинктивной деятельности животных прежде всего наличием сознательной цели, которую ставит перед собой человек, приступая к Т. Именно эта цель Т. определяет действия человека в процессе Т., характер его операций, их последовательность и т. д.
Своим Т. человек «не только изменяет форму того, что дано природой: в том, что дано природой, он осуществляет в то же время и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю. И это подчинение не есть единичный акт»
(Маркс, Капитал, т. I, 8 изд., 1930, стр. 129).

Т. всегда предполагает предмет Т., к которому он прилагается и в котором он производит изменения. Изначальным и всеобщим предметом человеческого Т. является сама земля, существующая без всякого содействия человека, снабжающая человека средствами жизни. Вещь, уже подвергавшаяся воздействию Т., но служащая в другом процессе Т. предметом Т., представляет собой сырьё, или сырой материал. Для осуществления своего воздействия на предмет Т. человек помещает между собой и предметом Т. сродства Т., т.е. предмет или сочетание предметов, которые являются проводниками его воздействия на предмет Т. Он пользуется их механич., физич. и химич. свойствами для того, чтобы воздействовать на предмет Т. в соответствии со своей целью. Создание и употребление средств Т. представляет специфически характерную черту человеческого процесса Т., а развитие средств Т. наряду с развитием самой рабочей силы человека определяет собой рост, а следовательно, и уровень производительной силы Т., производительных сил общества. Развитие средств Т. представляет собой не только мерило развития производительных сил общества, но и активный фактор, определяющий в конечном счёте способ производства и строй общественных отношений. «Экономические эпохи различаются но тем, что производится, а тем, как производится какими средствами труда. Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд»
(Маркс, там же, стр. 130—131).

К числу средств производства в широком смысле относятся также все материальные условия, необходимые для того, чтобы процесс Т. вообще мог совершаться. Сюда относятся эемля, рабочие здания, каналы, дороги и пр. Продукт Т. представляет собой потребительную стоимость — вещество природы, подвергшееся изменению формы и приспособленное к человеческим потребностям. Т. производит целесообразное изменение в предмете Т., он соединяется с предметом Т. и овеществляется в нём; предмет оказывается обработанным.

Т. не является, однако, единственным источником создаваемых им потребительных стоимостей. Природа есть также источник потребительных стоимостей, вещественного богатства общества. Процесс Т., если рассматривать его с точки зрения его результата — продукта Т., выступает как процесс производства, а средства Т. и предмет Т. — как средства производства. В процессе Т. совершается постоянная смена протекающих через этот процесс воществ, постоянное замощение их друг другом: в то время как одна потребительная стоимость выходит из процесса Т. в виде продукта, другие потребительные стоимости вступают в процесс Т. в качестве средств производства. Потребительные стоимости, вышедшие из одного процесса Т. в качество продукта, могут вступать в другие процоссы Т. в качестве средств производства. Поскольку речь идёт о таких потребительных стоимостях, которые по самому своему характеру предназначены служить в качество средств производства, их целесообразное использование, потребление имеет место только в том случае, если они вступят в новый процесс Т. Иначе вместе с ними пропал бы зря и затраченный на них Т. Вступлении потребительных стоимостей в новый процесс Т., их контакт с новым живым Т. является единственным способом их целесообразного использования. Новый процесс Т. реализует их как потребительные стоимости, а вмосте с тем воскрешает затраченный на них Т. Следовательно, новый продукт ока[ывается продуктом не только того Т., который был затрачен непосредственно на его производство, но и того Т., который был затрачен па производство израсходованных на ного средств производства. В процессе Т. расходуются, потребляются все входящие в него воществонныо элементы (предмет Т., средства Т.). В этом смысле Т. представляет собой потребление. Однако это производительное потребление глубоко отличается от индивидуального, личного потребления. В последнем потребительные стоимости потребляются в качестве жизненных средств самого индивида, в производительном же потреблении они потребляются в качество средств производства новых продуктов. Кроме тех определений, которые присущи Т. вообще, как процессу, совершающемуся между человеком и природой, как «вечному естественному условию человеческой жизни», Т. имеет историческую качественную определённость, особую для калсдой ступени развития общества. Процесс Т. может осуществляться лишь в обществе, лишь внутри определённой общественной формы и посредством неё. Обусловливая существование общества и определяя характер общественных связей и отношений, Т., вместе с тем, протекает в рамках этих отношений, пронизывается ими и качественно определяется ими как общественный процесс. Эта качественная определённость Т. как общественного процесса, эта историческая общественная форма Т. порождается всем строем производственных отношений между людьми на каждой данной ступени развития. Однако решающую роль в историч. определении общественной формы Т. играют имущественные отношения каждого данного общества, отношения собственности.
«Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и сродства производства всогда остаются его факторами. Но, находясь в состоянии отделения одних от других, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того, чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, различает отдельные экономические эпохи социальной структуры»
(Маркс, Капитал, т. II, 8 изд., 1936, стр. 33).

Отношения собственности на средства производства определяют, как именно соединяется внутри общества рабочая сила со средствами производства для осуществления процесса Т., определяют, следовательно, весь способ производства данного общества. При первобытно-общинном строе основой производственных отношений является коллективная, общинная собственность на средства производства. Рабочая сила членов общины соединяется здесь со средствами производства в общем, совместном Т., который (в узких пределах общины) выступает как общее дело всего коллектива, как непосредственно общественный Т. Продукты Т. здесь являются тоже достоянием всей общины, к-рая более или менее уравнительно и распределяет их между своими членами, оставляя известную часть продукта в общем владении в виде страховых фондов и пр. На той ступени развития общинного хозяйства, когда в пределах общины но существует ещё сколько-нибудь сложившегося разделения Т., и все члены общины осуществляют более или менее одинаковую работу (простое сотрудничество, или простая кооперация), Т. является в буквальном смысле совместным, и в большинство случаев совместным оказывается и потребление. Когда же в общине складывается разделение Т., так что отдельные члены общества выполняют неодинаковую работу, общественный характер Т. проявляется в том, что здесь индивидуальные рабочие силы с самого начала функционируют лишь как органы совокупной рабочей силы. Общинная, коллективная собственность на средства производства зиждется на крайне низком уровне развитии производительных сил. Производительная сила Т. настолько низка, что весь Т. идёт на простое воспроизведение жизни членов общины, не оставляя почти никакого излишка сверх потребностей простого воспроизводства. Но в результате многовекового развития производительная сила Т. повышается, что водёт к созданию прибавочного продукта и к возможности его присвоении; это кладёт начало классовому обществу и гибели общины.

При рабовладельческом строе средства производства находятся в частной собственности одной части общества. Связь менгду рабочей силой и средствами производства существует здесь в такой форме, что и сам работник представляет безраздельную собственность своего господина. Соединяя в своих руках собственность и на средства производства и на раба, рабовладелец соединяет предметные и личные факторы труда. Т. выступает здесь как принудительный, рабский Т., создающий прибавочный продукт, присваиваемый рабовладельцем. Т. раба распадается на необходимый, идущий на воспроизводство рабочей силы раба, и прибавочный, идущий в пользу рабовладельца. Однако обе части Т. выступают в форме принудительного, подневольного Т. и кажутся Т. неоплаченным, даровым. Жестокая эксплоатация рабов,, присвоение создаваемого ими прибавочного продукта классом рабовладельцев служит основой существования последнего и позволяет ему но принимать никакого участия в производство материальных ценностей. Физический Т. становится здесь почти исключительно уделом только одной части общества—класса рабов, а умственный Т.— привилегией господствующего класса. Физический Т. становится признаком низкого, бесправного положения человека в обществе и потому считается презренным делом. Сам раб относится к Т., как к проклятию, как к тяжёлой обязанности, к которой его принуждают кнутом и палкой. Эксплоатация базируется в рабовладельческом обществе на прямом принуждении. Связь между работником и средствами производства (в пределах рабовладельческой виллы) осуществляется в натуральной формо. Общественные отношения проявляются здесь в процессе Т. непосредственно.

При феодальном строе основной работник производства, крестьянин, владеет на началах полной собственности только частью средств производства, необходимых для осуществления его Т.,— скотом, орудиями Т., посевным материалом и пр. Основное сродство производства — земля — находится в верховном (сеньоральном) владении феодала и предоставляется крестьянину лишь на началах наследственного,пожизненного или срочного «доржания» (неполная собственность). Крестьянин, пользующийся землёй на началах «держания», принуждается к выполнению барщины на полях феодала и к выполнению ряда натуральных повинностей в пользу феодала. Отношения барщины в некоторых случаях перерастают в крепостное право, при к-ром феодал захватывает право на самую личность кростьяпина-крепостного. При барщине Т. крестьянина совершенно осязательно распадается на две части: необходимый Т., осуществляемый крестьянином на собственном поле для поддержания своей жизни, и прибавочный Т., осуществляемый в хозяйство феодала в виде барщины. При оброке, когда крепостной крестьянин вынуждается отдавать феодалу часть продукта, произведённого им в собственном хозяйство, это распадение Т. на две части восприни мается не так наглядно, зато произведенный крестьянином продукт осязаемо долится на две части—необходимую и прибавочную. Эксплоатация крепостных крестьян служит основой существования класса крепостников-фоодалов, не принимающих никакого участия в производстве. Всё бремя Т. ложится на класс крепостных крестьян. Т. остаётся уделом низшего, крепостного сословия » и в той части, в которой он является Т. на эксплоататоров,ои является Т., выполняемым по принуждению. Эксплоатация Т. в феодальном обществе сохраняет натуральный характер, и поэтому Т. получает общественные определения в своей натуральной непосредственной форме.

В капиталистическом обществе основная масса средств производства принадлежит на началах частной собственности капиталистам и землевладельцам. Работники же капиталистич. производства являются пролетариями, лишёнными средств производства. При этом пролетарии являются юридически свободными личностями. Связь между рабочей силой—пролетарием, отделённым от средств производства, и предметами и средствами производства, находящимися в частной собственности капиталиста, достигается здесь путём продажи рабочей силы капиталисту. Т. рабочего в капиталистичесом обществе имеет форму наёмного Т., а сам работник капиталистич. производства выступает как наёмный рабочий. Пролетарий в капиталистич. обществе оказывается рабом класса капиталистов. Однако это рабство особого рода — наёмное рабство.
Внешне сделка между капиталистом и рабочим выступает как добровольная сделка между двумя юридически равноправными сторонами, а Т. наёмного рабочего в капиталистич. предприятии—как добровольный Т. Однако наёмный рабочий лишён средств производства; самостоятельно, вне капиталистич. предприятия, он трудиться не может, пока он не продаст свою рабочую силу капиталисту, так как он лишён источников жизни. Стало быть, он вынужден продавать свою рабочую силу, вынужден работать на того или другого капиталиста, и потому его Т. по существу является принудительным Т. Отличие этого принудительного Т. от Т. раба или крепостного заключается лишь в том, что при капитализме средством принуждения к Т. является не кнут надсмотрщика и не плётка барских гайдуков, а голод, на который обрекается пролетарий, не продавший свою рабочую силу капиталисту. Впрочем, принудительный характер Т. на капиталистич. предприятиях подчас выступает и в своей неприкрытой форме. Так, во всех без исключения капиталистич. странах в эпоху первоначального накопления на пролетария, не запродавшего себя капиталисту, обрушивались не только муки голода и нищеты, но и розги, пытки, истязания, каторга и даже смертная казнь. Да и в современных капиталистич. странах в случае отказа рабочих от работы на капиталистов (забастовки) против них направляется вся сила гос. аппарата. Полиция, войска, суды силой заставляют рабочих вернуться к своим станкам. С внешней стороны кажется, будто капиталист, нанимая рабочего, полностью оплачивает его Т. Однако фактически капиталист оплачивает рабочему не «стоимость» его Т. — труд стоимости не имеет, — а стоимость его рабочей силы, т. е. стоимость предметов, необходимых для воспроизводства рабочей силы наёмного рабочего. Однако рабочая сила обладает способностью создавать в процессе своего функционирования больше стоимости, чем необходимо для её воспроизводства. Поэтому и здесь, как и в других эксплуататорских обществах, дневной Т. рабочего распадается на две части: в течение одной части рабочего дня он воспроизводит лишь стоимость предметов, необходимых .для воспроизводства его рабочей силы, и, следовательно, осуществляет необходимый Т., в течение другой части рабочего дня он создаёт прибавочную стоимость (см.) для капиталиста и, следовательно, осуществляет прибавочный труд. Но распадание Т. рабочего на необходимый и прибавочный Т. скрывается здесь внешней формой наёмного Т., при которой весь Т. рабочего кажется оплаченным. В капиталистич. обществе производительным является только тот Т., который создаёт прибавочную стоимость. В погоне за прибавочной стоимостью, за увеличением её нормы капитал стремится к удлинению рабочего дня, к повышению интенсивности Т., к понижению заработной платы рабочего даже ниже стоимости рабочей силы. Капиталист проводит экономию на всех условиях Т., к-рые могли бы сделать Т. рабочего менее вредным и губительным для его здоровья, пренебрегая всеми средствами, к-рые могли бы предотвратить несчастные случаи на производстве. Вместе с тем капитал присваивает себе все выгоды от роста произведитепьной силы Т. наёмных рабочих. Уже сосредоточивая нанятых им рабочих в одном помещении, капиталист использует выгоды простой кооперации и получает большую прибавочную стоимость. Он повышает производительную силу Т., внедряя разделение Т. между рабочими внутри мастерской (мануфактура) и применяя машины (фабрика). Повышение производительной силы Т. в общественном масштабе ведёт к понижению стоимости рабочей силы и тем повышает норму прибавочной стоимости. В ходе развития капитализма и роста его производительных сил доля рабочего класса в общественном продукте сокращается, а доля капитала возрастает. Однако положение рабочего класса в ходе развития капитализма ухудшается не только относительно, но и абсолютно.
«Рабочий нищает абсолютно. т.е. становится прямо-таки беднее прежнего, вынужден жить хуже, питаться скуднее, больше недоедать, ютиться по подвалам и чердакам»
(Ленин, Соч., т. XVI, стр. 212).
Конкуренция в капиталистич. обществе приводит к сосредоточению всё большей и большей массы капитала в руках относительно сокращающегося числа собственников. Мелкие производители в городе и деревне массами разоряются и (прямо или в скрытом виде) пополняют ряды пролетариата. Рост органического состава капитала (см.) ведёт к относительному сокращению потребности капитала в рабочей силе. Таким образом в капиталистич. обществе всё вновь и вновь образуется резервная армия Т., избыток рабочей силы, ищущей и не находящей себе применения (см. Промышленная резервная армия). Наличие резервной армии Т. (в форме открыто существующей армии безработных или т. н. скрытого перенаселения) постоянно давит на рынок Т., позволяя капиталистам всё более и более понюкать реальную заработную плату рабочих, ухудшать условия их существования.

Известная часть средств производства в капиталистич. обществе принадлежит мелким собственникам, для которых они служат условием применения своого собственного Т.
Однако:
1) этот тип связи между рабочей силой и средствами производства (простое товарное хозяйство, см. ) но имеет для развитого капиталистич общества определяющего значения;
2) простое товарное хозяйство; в силу присущих ему внутренних законов, в своём развитии неизбежно перерастает в капиталистическое, выделяя, с одной стороны, эксплуататорскую верхушку, а с другой — многочисленную пролетарскую и полупролетарскую прослойку;
3) в условиях капиталистич. общества простое товарное хозяйство само служит объектом капиталистич. эксплуатации, так что Т. мелкого, формально самостоятельного товаропроизводителя но существу оказывается Т. на капиталиста или помещика.

При капиталистич. производстве, поскольку оно является производством товарным, Т. имеет двойственный характер. Производя потребительные стоимости, Т. выступает как полезный конкретный Т. Общественный характер Т. проявляется лишь в стоимости, которую этот Т. создаёт, и лишь как процесс создания и увеличения стоимости Т. выступает в качестве общественного абстрактно человеческого Т. (см. Товар). Т. является общественным на всех этапах общественного развития: он всегда может осуществляться только внутри общества и всегда имеет ту или другую общественную форму. В первобытной родовой общине Т. является общественным лишь в узких пределах самой общины. Отношения же между общинами характеризуются полной обособленностью, — каждая из них представляет собой самодовлеющее целое. Те же черты обособленности и самодовлеющего целого характеризуют натуральный уклад рабовладельческой виллы и феодального поместья. Производственные общественные связи выходят за пределы узких границ общины, виллы, поместья лишь в той мере, в какой осуществляется какое-либо производственное начинание, требующее участия больших масс народа (напр., постройка оросительной системы) или устанавливающее зависимость отдельных производственных организмов от общества в целом (напр. эксплуатация ороситольной системы), или, наконец, главным образом,— поскольку развивается обмен между ними. Ни одна из общественно-экономич. формаций, предшествующих капитализму, не превращает Т. всего общества в реальное единство. Даже в простом товарном хозяйстве общественные отношения в процессе Т. ограничиваются пределами узких областей, районов и пр. и не доводят разделения Т. до такой степени развития, чтобы каждый отдельный мелкий производитель в своей деятельности целиком зависел от других. Лишь с возникновением и развитием капиталистич. производства совершается действительное обобществление Т. сопровождающий развитие капиталистич. производства процесс роста разделения Т., специализации производства каждого предприятия, укрупнения предприятия ведёт к усилению зависимости каждого предприятия от общественного целого, ведёт ко всё большему превращению Т. работников каждого предприятия в частичку общественного Т. всей страны и всего мира. Действительно широких размеров обобществление Т. достигает впервые только в капиталистич. обществе. Однако здесь обобществление Т. осуществляется на основе капиталистич. производства и носит антагонистический характер. Вследствии господства отношений частной собственности на средства производства общественный Т. непосредственно выступает здесь как Т. частный и является лишь скрыто общественным Т.
Капиталистич. производство предполагает развитую и расчленённую систему разделения Т. Эта система разделения Т. включает в себя:
1) разделение общественного производства на крупные сфоры, как-то: земледелие, промышленность и пр. (общее разделение Т ),
2) разделение крупных сфер общественного производства на отдельные отрасли (частичное разделение Т.) и
3) разделение труда внутри предприятия («единичное» или «детальное» разделение Т.). Уже главный вид общего разделения Т. — отделенно промышленности от сельского хозяйства, города от деревни — приговорило, по выражению Энгельса, сельское население к тысячелетиям долгого отупения, а горожан лишило физич. развития.

Разделение Т. на базе капитализма превращает человека из более или менее всесторонне развитого работника, обладающего и физическими и духовными способностями, в односторонне развитый орган «совокупного рабочего». В целях приспособления его к какой-либо одной определённой функции, определённой работе приносятся в жертву все остальные его способности и задатки. Это «дробление» работника растёт вместе с развитием разделения Т., к-рое достигает своего апогея в мануфактуре (см.).
Мануфактура разделяет ремесленный Т., осуществлявшийся ранее одним мастером, на его составные части, на отдельные операции, каждую из которых передаёт специальному рабочему в качестве ого пожизненной профессии. Она приковывает специализованного рабочего на всю его жизнь к одной детальной функции, делает эту детальную функцию жизненным призванием человека. В капиталистич. фабрике система мануфактурного разделения Т. заменяется системой машин. Однако капиталистич. форма крупной пром-сти воспроизводит мануфактурное разделение Т. в ещё более чудовищном виде: рабочий с самого раннего детства обрекается на то, чтобы пожизненно обслуживать частичную машину, служить одарённым сознанием придатком машины. Рабочий порабощается орудием своего Т., закрепощается им. «И не только рабочие, по также и эксплуатирующие их, прямо или косвонно, классы, благодаря разделению труда, порабощаются орудиями своей деятельности: духовно опустошённый буржуа— своим собственным капиталом и своею страстью к прибыли; юрист—своими закостеневшими правовыми воззрениями, которые господствуют над ним как самостоятельная сила; „образованные классы" вообще — своею ограниченностью и односторонностью, своей телесной и духовной близорукостью, своей искалеченностью, вызванной воспитанием, приспособленным к их специальности, и прикованностью на всю жизнь к этой специальности, хотя бы она и состояла в ничегонеделании»
(Энгельс, Анти-Дюринг, в кн.: Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 297).

Капиталистич. разделение Т. доводит до крайности отделение умственного Т. от физического и противоположность между ними. Оно отрывает интеллектуальную сторону Т. от его физич. стороны. Оно делает науку, накопленный опыт человечества достоянием узкой группы специалистов, обрекая широкие массы народа на вынужденное невежество. При коммунизме (в обеих его фазах) средства производства находятся в общественной собственности (см. Союз Советских Социалистических Республик, Труд). Тем самым здесь раз и навсегда ликвидирован разрыв между средствами производства и рабочей силой. Общественный производственный план кооперирует Т. работников самых различных отраслей хозяйства и географич. районов. Т. общества непосредственно выступает как единый общественный совокупный Т. Никакого места для эксплуатации Т., для существования эксплуататорских классов здесь не остаётся. Труд членов общества является непосредственно общественным Т., и общественный продукт поступает в распоряжение всех членов общества. Часть этого совокупного общественного продукта составляет фонд, предназначенный для возмещения израсходованных средств производства, для расширения общественных производственных фондов, для создания резервов на случай несчастных случаев, стихийных бедствий. Остальную часть составляет фонд, предназначенный для удовлетворения потребностей социалистического общества в предметах потребления. Этот последний фонд, в свою очередь, состоит из нескольких частей: одна часть поступает в индивидуальное потребление членов общества; другая покрывает расходы, вызванные совместным удовлетворением потребностей организацией школ, больниц, ясель и т. д.; третья предназначается для нетрудоспособных членов общества — стариков, инвалидов и т. д.; наконец, «общие, не относящиеся к производству издержки управления» (M а р к с, см. M а р к с и Энгельс, Соч., т. XV, стр. 273) также должны быть выделены из части совокупного общественного продукта, предназначенного для удовлетворения потребности социалистич. общества в предметах потребления. В первой фазе коммунизма (т. е. при социализме) распределение общественного продукта между членами общества совершается по принципу «от каждого по способностям, каждому по труду». Доля каждого в общественном распределении поставлена в зависимость от количества и качества выполненного Т. Общество, в лице социалистич. государства, путём оплаты каждого пропорционально количеству и качеству Т. стимулирует индивида к повышению производительности Т., к повышению своей квалификации, к полному использованию рабочего дня и т. д. Такой метод оплаты Т. является совершенно необходимым до тех пор, пока производительные силы общества развиты ещё не настолько, чтобы общество могло полностью и без отказа удовлетворять все потребности своих членов, пока Т. не стал ещё жизненной потребностью каждого члена общества, а является ещё для него способом получения жизненных средств. Новый строй общественных отношений, отсутствие эксплуатации Т., улучшение условий Т., прогрессирующее повышение уровня жизни широких трудящихся масс, наглядная зависимость улучшения положения трудящихся от процветания социалистич. строя и роста его производительных сил -— всё это придаёт новое содержание Т. и производит перелом в психологии масс и в их отношении к Т. Труд теперь уже не является просто только средством к жизни. Он стал делом чести, делом славы, делом доблести и геройства. Новое отношение масс к Т. находит своё яркое выражение в социалистич. соревновании и ударничестве. Высшей формой социалистич. соревнования, возникающей на базе новой созданной социализмом техники, является стахановское движение (см.) — социалистич. соревнование людей, полностью овладевших новой техникой. Стахановское движение, порождая новую, невиданную при капитализме производительность Т., открывает таким образом возможность дальнейшего укрепления социализма, громадного повышения благосостояния и зажиточности социалистич. общества. Вместе с тем оно подготовляет условия для перехода от социализма ко второй фазе коммунизма. Оно содержит в себе зачатки подъёма культурно-технич. уровня рабочего класса до уровня работников инженернотехнич. Т.
«Только такой культурно-технический подъём рабочего класса может подорвать основы противоположности между трудом умственным и трудом физическим,... только он может обеспечить ту высокую производительность труда и то изобилие предметов потребления, которые необходимы для того, чтобы начать переход от социализма к коммунизму»
(Сталин, Вопросы ленинизма, 2 изд., стр. 496).

На высшей фазе коммунистического общества отмирают остатки буржуазного сознания, отмирает какое бы то ни было противопоставление интересов индивида интересам общества в целом. Окончательно складывается и закрепляется новое отношение к труду; Т. становится первейшей жизненной потребностью каждого индивида. Поэтому становится ненужным понуждение индивида к Т. со стороны общества. С развитием социалистич. техники и организации Т. в огромной степени развивается, дальше дифференцируется и совершенствуется разделение Т., являющееся не только результатом, но и одной из валшейших основ огромного роста производительности общественного Т. Но значение разделения Т. в социалистич. обществе принципиально, качественно отличается от значения и роли разделения Т. в условиях капитализма. При социализме, наряду с дальнейшим ростом разделения Т. , на базе роста культурно-технич. уровня широких масс работников развивается процесс уничтожения противоположности между умственным и физическим Т.
Труд индивида, бывший в классовом обществе однобоким, односторонним, становится гармонич. проявлением сил всесторонне развитого человека, а потому процессом, доставляющим ему полное удовлетворение; исчезает «порабощающее человека подчинение его разделению труда». Громадный культурно-технич. подъём широких масс работников означает невиданный рост производительной силы Т. Созданные коммунистич. обществом производительные силы — новая прогрессивная техника, внедрение науки в производство, всестороннее использование естественных ресурсов, правильное размещение производства и пр., в сочетании с всесторонне развитой рабочей силой дают такой громадный рост общественного богатства, что общество оказывается в состоянии без отказа удовлетворять все потребности индивидов.

«Принцип коммунизма состоит в том, что в коммунистическом обществе каждый работает по своим способностям и получает предметы потребления не по той работе, которую он произвёл, а по тем потребностям культурно развитого человека, которые у него имеются»
(Сталин, там же, стр. 495).

Лит.: Маркс К., Капитал, т. I, 8 изд., M.], 1936; Наемный труд и капитал, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. V, М.—Л., 1929; его ж е, Заработная плата, цена и прибыль, там же, т. XIII, ч. 1, [M.], 1936; его ж е, Критика Готской программы, там же, т. XV, М., 1935; его ж е, К критике политической экономии (см. Предисловие), там же, т. XII, ч. 1, М., 1935; ег о же, Введение к «К критике политической экономии», там же; Энгельс Ф., Принципы коммунизма, там же, т. V, М.—Л., 1929; его же, Апти-Дюринг, там же, т. XIV, М.—Л., 1931; M арке К. и Энгельс Ф., Манифест коммунистической партии, [М.], 1938; Ленин В. П., Соч., Зизд., т. XXI («Государство и революция»), т. XXII («Очередные задачи советской власти», «Как организовать соревнование?»), т. XXIV («Великий почин»); Сталин И. В., Соревнование и трудовой подъём масс, в кн.: В. И. Ленин и И. В. Сталин о социалистическом соревновании, М., 1937; его же, Вопросы ленинизма, 11 ивд.,[М.], 1945 («Год великого перелома», «Речь на Первом всесоюзном совещании стахановцев», «О проекте Конституции Союза ССР», «О диалектическом и историческом материализме»); его же, Политический отчёт ЦК XVI съезду ВКП(б), в его кн.: Вопросы ленинизма, 10 изд., [Л.], 1936. А. Новый.

Б.С.Э. 1 издание